Готов ли Бог простить каждого человека безо всяких условий?

Мой отец был пастором. Его служение продолжалось более пятидесяти лет, и за это время он стал свидетелем множества невероятных событий. Он рассказывал истории, которые трогали сердца, потому что они были о том, что реально заботит людей. Одну из его историй я не мог слушать без волнения.

Когда отец только начинал свое служение, его попросили навестить одну обитательницу дома престарелых. У нее была глубокая депрессия, так что ей нужно было побеседовать с пастором. Мой отец отправился к ней, думая, что это рядовой случай. Но то, что он услышал от женщины, потрясло его глубоко. Она сказала: «Бог никогда не простит меня за то, что я совершила». Пасторы редко слышат подобные признания в домах престарелых. Мой отец сказал, что Бог готов ее простить, что бы она ни сделала. Она печально покачала головой и повторила, что Бог не сможет простить ее за то, что она сделала. И затем она откровенно все рассказала: когда она была молодой и только что вышла замуж, она отравила своего свекра – убила отца своего мужа.

Что здесь мог поделать мой отец? Конечно, он сказал женщине, что Бог ее простит, если она покается и уверует в его Сына Иисуса, который умер и за этот грех тоже. Удивительно, но я не помню, чем все закончилось. Кажется, отец расстался с женщиной, так и не дождавшись ее обращения.

В «Хижине» есть очень странные суждения и о Боге, и о прощении. В романе дан образ Бога, и немало говорится о том, как следует к Нему относиться. В настоящей главе мы рассмотрим образ Бога, который представлен в «Хижине». А в седьмой главе речь пойдет о том, что нужно делать, чтобы вступить в отношения с Богом.

Бог прощает все

Что мог бы сказать Уильям Янг той женщине из дома престарелых? Основываясь на моем понимании романа, я думаю, он сказал бы ей: «Бог уже простил это убийство твоего свекра». «Хижина» говорит, что Бог в Его бесконечной доброте уже простил людям все грехи, которые они совершили или совершат в будущем. Разумеется, Бог непохож на сентиментального доброго дедушку, который готов терпеть любое поведение детей. Но Бог, сама любовь, говорит нам «да» и тогда, когда мы говорим Ему «нет». Однако я опасаюсь, что отдельные места романа могут заслонить в наших глазах то, что придает необходимое равновесие общим представлениям.

Некоторые христиане будут готовы с радостью принять загадочные и, быть может, способные ввести в соблазн слова Папы: «Через Иисуса я простил всем людям все их прегрешения против Меня». Многие консервативные христиане видят в каждом человеке, с которым они сталкиваются, «грешника на его пути в ад». Иные из нас думают, что человек не получает прощения, пока не обратится ко Христу через покаяние и веру. Большинство консервативных христиан полагает, что неверующие, если они не покаются, обречены на адские муки из-за гнева Божьего. Янг утверждает, что подобные представления сбивают нас с правильного пути. Бог вовсе не таков, и мы не должны относиться столь сурово к тем людям, которых Он любит (а Он любит каждого). И это не какая-то второстепенная истина, но нечто, стоящее в самом центре всего богословия «Хижины». Автор романа хочет, чтобы все христиане – и особенно консервативные – переменили свои представления о Боге и окружающих людях. Вопреки представлениям многих людей Бог не суровый судья, который готов нас простить лишь тогда, когда мы выполним определенные условия. Нам уже дано прощение. Но соответствует ли это Библии и здравому христианскому вероучению?



Сердце Отца

Начнем с того, как в «Хижине» показан характер Бога. Каков этот Бог? Как Он относится к нам? «Хижина» развивает одну библейскую тему как самый главный момент откровения Бога, обращенного к нам: это тема Бога как родителя. Недаром автор романа выбрал для Бога имя Папа. Это можно считать переводом слова Авва, которое употреблял Иисус. Этим словом в древнем мире обращались к отцу. Называя Бога Аввой, Иисус совершил переворот: он указал на то, что Бог подобен отцу, который всегда добр к своим детям и вовсе не стремится их судить и наказывать. В «Хижине» господствует именно такой образ Бога, он определяет все прочие библейские образы. Давайте попытаемся понять логику автора.

Папа говорит Маку: «Тот Бог, который есть… я тот, кто я есть, и не могу быть отделена от любви!» Но вправе ли мы сказать, что в этом и заключается самая суть характера Бога, определяющая Его отношение к нам, людям? Да – об этом говорит крест Иисуса Христа. Для Янга именно крест открывает для нас сердце Бога – Его жертвенную любовь. Мак говорит Папе: «Мне жаль, что тебе… что Иисусу пришлось умереть». (И снова мы видим неточность в романе, потому что только Сын умер на кресте.) Бог отвечает Маку: «Я знаю, что ты чувствуешь, и благодарю тебя. Но ты должен знать, что мы нисколько об этом не жалеем. Дело того стоило. Разве не так, сынок?» Иисус отзывается на последнюю реплику: «Совершенно верно!.. Я сделал бы это, даже если бы делал для тебя одного».



Позднее Мак признается в том, что благодаря кресту ему, как и многим другим людям, легче любить Иисуса, чем Отца (Папу). Маку явно внушили мысль, что с помощью креста Бог Отец получил причитающийся ему «выкуп» с грешного человечества. То есть Иисус добровольно принял на себя то наказание, которое должно было пасть на нас из-за гнева Отца.

Папа призывает Мака (и нас) пересмотреть эти неверные представления о кресте. Он говорит Маку, что Иисус стал одним из нас, чтобы показать нам Отца. Но люди часто противопоставляют Отца и Сына, отводя им роли доброго полицейского и злого полицейского. Когда верующий хочет заставить других поступать правильно (как он это понимает), часто он напоминает им о суровом Боге, имея в виду Отца. А затем, если им понадобится прощение, они могут обратиться к Иисусу. Папа показывает, что такие популярные представления неверны. Бог говорит Маку, что на кресте Иисус показал сердце Отца, которое говорит: «Я люблю тебя и приглашаю любить меня».

Другими словами, смерть Иисуса на кресте показала не только то, как нас любит Иисус, но и любовь Бога к нам. Здесь люди могли увидеть не Божий гнев, но совершенное выражение Божьей любви. Как это произошло? Перед нами встает глубокий и сложный богословский вопрос. У богословов есть много теорий, которые объясняют, что произошло на кресте, – то есть каким образом жертва Христа дает нам спасение. Но «Хижина» просто говорит, что через смерть и воскресение Иисуса Бог полностью примирился с нашим миром.

Возможно, за этим косвенно стоит мысль, что своей жертвой Иисус уплатил наш долг, образовавшийся из-за наших грехов. Однако автор нигде не объясняет, как именно это произошло. Быть может, Богу нужно было показать, насколько серьезно Он относится к греху, так что Он вошел в наш грешный мир в лице Иисуса и претерпел то наказание, которое мы заслужили. Апостол Павел пишет: «Ибо не знавшего греха Он сделал для нас жертвою за грех, чтобы мы в Нем сделались праведными пред Богом» (2 Кор. 5:21). А прямо перед этим апостол говорит, что «Бог во Христе примирил с Собою мир, не вменяя людям преступлений их» (стих 19).

Как считает Янг, крест доказывает, что суть отношения Бога к нам – это любовь. Бог желал примириться с нами, но между Его святостью и людьми стоял грех. Бог пострадал и умер, претерпев то наказание, которое мы заслужили. Теперь нам уже не нужно подвергаться этому наказанию. И, как говорит Павел в главе 5 Второго послания к Коринфянам, это совершилось для всего мира.

Часто на машинах можно видеть наклейку со словами: «Боже, благослови весь мир – без исключений». В роман «Хижине» утверждается, что Бог это уже сделал! Христос умер за каждого человека, так что Бог принимает всех, потому что каждый человек уже получил прощение.

Свершилось

Может быть, моя интерпретация «Хижины» содержит натяжку? Не думаю. В одном месте у Папы с Маком происходит нелегкий разговор об убийце Мисси. Естественно, Мак полон ярости и жаждет мести. Он хочет, чтобы и Бог ненавидел злодея и захотел его наказать. Папа деликатно подводит Мака к мысли о прощении, говоря, что Бог желает спасти преступника. И тогда Мак взрывается: «Я не хочу, чтобы ты его спасала. Я хочу, чтобы ты сделала ему больно, наказала его, отправила в ад». Однако Бог терпеливо объясняет Маку, что это не выход. Глядя Маку в глаза, Бог говорит, что благодаря кресту Иисуса больше нет закона, который бы требовал, чтобы Бог помнил грехи людей. Грех уже не влияет на взаимоотношения с Богом. Если я правильно понимаю ход мыслей Янга, для него крест был объективным событием, как бы сделкой, которая позволила отменить закон, отделявший Бога от грешных людей.

Далее происходит нечто потрясающее. Мак начинает говорить об убийце: «Но этот человек…». И Бог отвечает: «Он тоже мой сын. Я хочу его спасти». Значит ли это, что Бог пока еще не простил убийцу? Не думаю, что такова логика Янга. Под спасением он понимает нечто большее, чем прощение, – полноценные взаимоотношения с Богом. Прощение не строит отношения автоматически. Бог уже простил убийцу, как Он уже простил Мака. Мы можем это понять из слов Папы о людях, распинавших Иисуса – совершивших самое ужасное преступление во всей истории человечества. Бог говорит Маку, что Иисус на кресте простил этих людей. Таким образом, с них уже снят долг перед Богом. Папа говорит: «В своих взаимоотношениях с теми людьми я никогда не вспомню, что они сделали, не стану стыдить их, не стану обвинять».

Как думает Янг, любой человек, что бы он ни натворил, уже прощен Богом. Крест приносит объективное Божье прощение, для которого не нужны ни исправление, ни хотя бы покаяние. Когда Иисус на кресте воскликнул «свершилось!» (Ин 19:30), он имел в виду именно это. Примирение между Богом и человеком состоялось, и это было делом Божьей любви. Потому что Бог есть любовь.

А как же гнев Божий? Апостол Павел говорит, что «открывается гнев Божий с неба на всякое нечестие и неправду человеков, подавляющих истину неправдою» (Рим 1:18). Библия не раз говорит о гневе Божьем, и Мак это прекрасно знает. И потому он спрашивает Папу: «Но если ты Бог, разве это не ты выливала целые ушаты гнева, швыряла людей в огненное озеро?» Бог отвечает, что Он может сердиться, как и любой нормальный родитель. Но Папа не любит гнева: Бог не таков, каким Его себе представляет Мак. Он не наказывает людей за грехи. Грех сам несет в себе наказание, потому что он пожирает человека изнутри. «И моя цель не в том, чтобы наказать за него, моя радость – исцелить от него». Это уже звучит довольно странно, но автор «Хижины» идет еще дальше. Мало того, что Бог, гневаясь, не наказывает нас, Он даже не испытывает по этому поводу разочарования. Между Папой и Маком происходит странный разговор об ожиданиях и ответственности, где Бог говорит, что не налагает на нас обязанностей и даже не чувствует разочарования в нас. Однако это не так просто, как может показаться на первый взгляд. Кто-то, прочитав эти слова, сделает вывод, что автор «Хижины» – страстный либерал. Конечно, он проецирует свою собственную мягкость на Бога. Однако Бог объясняет Маку, что вместо «ожиданий» Он относится к нам с «предвкушением» встречи, что гораздо важнее для взаимоотношений.

Несколько опережая ход моих рассуждений в данной книге, я могу сказать, что Бог в «Хижине» вовсе не игнорирует наши поступки как нечто маловажное, нет, ему важно, что мы делаем. Однако Он не связывает нас своими ожиданиями, которые способны лишь породить в нас чувства вины и стыда. Богу это не нужно. Он хочет вступить в живые отношения любви с нами, где нам бы захотелось Его радовать.

Бог «Хижины» подобен отцу из притчи, ожидающему возвращения блудного сына. Бог прощает тех, кто Его покинул, – всех без исключения, – и это Ему дорого стоит. Бог бывает недоволен людьми, но Он не чувствует разочарования (мы поговорим об этом позднее). Бог смотрит в будущее с надеждой, веря, что мы добровольно ответим на Его любовь. И Бог относится к нам с уважением. Он говорит Маку, что человек – поразительное существо, заслуживающее уважения, несмотря на все его жестокие и опасные поступки. Мы – вершина Божьего творения и центр Его внимания.

Как я понимаю, говоря об уважении Бога, Янг имеет в виду, что Бог уважает нашу свободу выбора, даже когда Он видит, что этот выбор не приносит нам пользы. Он приглашает человека вступить во взаимоотношения с Ним, но позволяет ему сказать «нет», и это стало возможным благодаря кресту. Бог уже готов к полному примирению, теперь все зависит от нашей готовности отозваться на Его приглашение.

Но разве Бог не считает нас виноватыми? По мысли автора «Хижины» – не считает. Бог говорит Маку: «Сын, я не собираюсь тебя стыдить, унижать, обвинять или порицать. Ведь от этого не возникнет ни единого грана целостности или праведности.

Это не значит, что все люди уже пребывают в правильных отношениях с Богом. Никоим образом! Прощение не строит отношений автоматически. Именно для этого нужно уважение Бога к нам. Мы вступаем в отношения с Богом исключительно по своей воле. Но если мы отвергнем приглашение Бога, наше «нет» не в силах отменить Божье «да», которое Он сказал нам во Христе Иисусе. И если дело обстоит именно так – это действительно Благая весть.

Гнев, любовь и прощение

Можно ли сказать, что образ Бога и характер Его отношений к человеку, представленные в «Хижине», соответствуют Библии и верны с богословской точки зрения? Следует ли нам согласиться с этими идеями? Некоторые читатели утверждают, что этот роман – ересь. Я не согласен с этим утверждением, хотя одновременно не готов принять без разбора все, что написано в книге.

Конечно, автор «Хижины» не задавался целью отразить все, что Библия говорит нам о Боге, некоторые грани образа Божьего, представленные в Писании, он обходит стороной. Смею предположить, что Янг верит в поэтапное откровение – то есть верит, что на позднейших этапах библейской истории и особенно в евангельских повествованиях об Иисусе, мы находим самые важные истины, которые объясняют все остальное. Любовь Иисуса и явленная им любовь Отца занимают наиважнейшее место в романе. Если мы хотим понять Бога, быть может, прежде всего нам следует обратиться к притче о блудном сыне. И те части Библии, с которыми, по-видимому, Янг вступает в противоречие, нам надлежит оценивать в свете Божьей любви, открывшейся нам в Иисусе.

Насколько правомерен такой подход к христианским представлениям о Боге? Да, он таит свои опасности. Нас подстерегает искушение выбрать из Библии только те места, которые нас утешают или нам нравятся. Но Библия дана нам отнюдь не только для утешения, и Янг это прекрасно понимает. Тем не менее, на мой взгляд, он не смог дать нам целостный образ Бога, соответствующий Библии.

Я согласен с тем, что Бог – это прежде всего любовь и что Он может действовать только в любви. И потому, что бы мы ни думали о гневе Божьем, этот гнев не может быть чем-то противоположным любви. Я согласен и с тем, что самый верный путь к пониманию Бога мы находим в Иисусе, сказавшем своим ученикам: «Кто видел Меня, тот видел Отца» (Ин 14:9). Сердце Бога должно биться в унисон с сердцем Иисуса, который плакал, глядя на Иерусалим, и учил нас любить врагов (Мф 5:44). Разве Бог стал бы предлагать нам делать то, что Он сам не может или не хочет делать? Я согласен с автором «Хижины», что Бог отличается от того, как Его себе многие из нас представляют. Он есть совершенная любовь без примеси ненависти. И это значит, что Его гнев – это одно из проявлений Его любви; это пламя Его любви для тех, кто ее отвергает и сопротивляется ей своими делами.

Но хотя я в целом согласен с тем, что «Хижина» верно передает библейский образ Бога, некоторые вещи вызывают у меня беспокойство. Во-первых, действительно ли Бог уже простил людям все, что они совершили или совершат в будущем? На мой взгляд, более правильно было бы сказать, что Бог во Христе создал надежные условия для прощения, Он совершил все необходимое, чтобы нас простить. Его сердце готово простить всех и все. Но мы получаем это прощение только тогда, когда подчиняемся Богу, бросая оружие, которым мы защищались от Его любви, и принимая Его как нашу надежду в жизни и смерти. Похоже, Янг забыл слова, которые Иисус сказал ученикам после того, как научил их Молитве Господней: «Ибо если вы будете прощать людям согрешения их, то простит и вам Отец ваш Небесный, а если не будете прощать людям согрешения их, то и Отец ваш не простит вам согрешений ваших» (Мф 6:14-15).

Лучше бы Бог в романе сказал Маку, что Он готов простить, но не может этого сделать, пока человек не выполнит определенные условия. Здесь требуется только вера (см. Еф 2:8-9). Однако картина прощения, которую я нахожу в романе, напоминает мне слова одного скептика – когда его спросили, получит ли он прощение от Бога, он ответил: «Прощать – это Божья профессия». Подобный взгляд на прощение слишком механистичен.

В «Хижине» говорится, что Бог никогда не разочаровывается в нас, никогда не призывает нас к ответу за наши дела и никогда нас не наказывает, – и это также вызывает у меня сомнения. Это просто не соответствует подлинной любви. И Библия ясно показывает, что порой Бог разочаровывается в людях, в частности в отношениях с Израилем. Скажем, в Книге пророка Осии негодование Бога по поводу идолопоклонства Израиля сравнивается с разочарованием мужа, узнавшего о неверности своей жены. Бог часто сожалеет о том, что создал человеческий род и избрал Израиль. Или можно вспомнить о разочаровании Иисуса в связи с отречением Петра. И как может человек, знающий Библию, утверждать, что Бог не наказывает тех, кто причиняет страдания другим? «Лучше было бы ему [тому, кто склоняет других ко греху], если бы мельничный жернов повесили ему на шею и бросили его в море» (Лк 17:2). В Писании Бог постоянно говорит злодеям, что их ждет суд и наказание.

Соответствует ли это отцовской любви Бога? Да. Автор «Хижины» совершенно прав в своих позитивных утверждениях о Боге и глубоко не прав, когда говорит о тех качествах, которыми Бог не обладает. Бог есть любовь и действует исключительно в любви. Но у Него есть ожидания относительно нас, и Он разочарован, когда мы им не соответствуем. Кроме того, Бог наказывает виновных, хотя без ненависти и без жажды мести. Все это не противоречит Его любви.

Можно ценить тот образ любви Бога, который нам дает «Хижина», отказавшись принимать некоторые крайности. Этот образ помогает нам откинуть неверные представления о Боге, которые так широко распространены в церкви и в обществе. Образ гневного судии, который не спешит проявлять любовь и прощать, мало похож на сострадательного Отца Иисуса. Однако нам не следует выплескивать ребенка – Божью справедливость и святость – вместе с мутной водой – образом кровожадного Бога.

Мрачное убежище

Это естественным образом подводит нас к вопросу об аде. Как понимает этот вопрос автор «Хижины»? Он говорит нам, что Бог никого не отправляет в ад, из чего можно сделать косвенный вывод, что Бог никого не осуждает на адские муки. Чтобы показать это Маку, София, олицетворение Премудрости Божьей, предлагает ему произвести суд над своими детьми и отправить двух из них на небеса, а трех в ад на вечные муки. Это – тяжелый момент. Разумеется, Мак отказывается от суда – ведь он, в конце концов, любящий отец. Какой отец способен на такое? Но если слово «Отец» применительно к Богу – не пустой звук, наше понимание того, что значит быть отцом, позволяет нам как-то понять Бога. Итак, в романе Мак решительно отказывается поступить в соответствии с предложением Софии. Он умоляет, чтобы в ад отправили вместо детей его самого. София смягчается и ободряет Мака: «Теперь ты говоришь как Иисус… Так любит Иисус». Как можно понять, автор считает, что именно так любит и Отец.

Это мало что говорит нам об аде. Представления Янга об этом предмете остаются для нас загадкой. Хотя разрешить ее не так трудно. По логике романа ад может быть только чем-то вроде «мрачного убежища», которое Бог создал для тех людей, кто настойчиво противится Его любви. Может быть, автор вообще не верит в реальность ада, хотя я так не думаю. В книге «Расторжение брака» К. С. Льюис нарисовал такую картину ада, которая вполне соответствует образу Бога и человека из «Хижины». Ад – это не место, куда Бог посылает грешников, но убежище, куда бегут люди, сопротивляющиеся Божьей любви, потому что они не желают жить в вечности с Богом. Ад не пытка, изобретенная Богом, это мука вечной жизни человека, оставшегося один на один со своим адским характером.

По логике «Хижины» Бог никогда не должен забывать о тех, кто скрылся в аду. Несомненно, такой Бог будет вечно пытаться до них достучаться, хотя шансы на то, что их сердца смягчатся и они примут его прощение, крайне малы.

Подлинную истину можно узнать вот по какому признаку: она утешает скорбящих и несет горе самодовольным – тем, кто мирно ладит со своими грехами или доволен своим духовным состоянием. «Хижина» дает глубокое утешение скорбящим. Самодовольным будет полезнее нечто иное.


7392428094540244.html
7392462184979267.html
    PR.RU™