Сказка об охотнике и олене 1 страница

Бхаса сказал:

Потом я спросил бога огня, кем был этот человек до смерти?

И бог огня рассказал мне такую историю:

Слушай. Есть такое бесконечное пространство, заполненное чистым сознанием. В нем множество миров плавают как мельчайшие частицы. В этом пространстве возникло космическое существо, осознающее себя как таковое. Это существо воспринимает свой собственный свет также как ты видишь предмет в своем сне. От этих ощущений появились разные чувства и органы, им соответствующие, которые вместе формируют тело. Эти органы чувств воспринимают соответствующие восприятия объектов, а эти объекты становятся миром.

В этом мире возникло существо Асура, демон. Он был очень горд своей мощью. Однажды он уничтожил жилище мудреца, который его проклял: «Ты это сделал только потому, что горд своей силой. Когда ты умрешь, ты станешь комаром». Пламя этого проклятия превратило Асуру в пепел. Он стал невоплощенной индивидуальностью, как разум человека без сознания. Он стал единым с физическим пространством. Потом он стал единым с ветром в этом пространстве. Этот ветер – жизненная сила. Асура потом проснулся как живое существо и начал получать энергию, воду и т.д. и постепенно начал вибрировать как индивидуальность, в нем возникло осознавание себя как личности, также как семя прорастает в подходящих условиях. В этом осознании было заложено проклятие мудреца и понятие комара. Поэтому он стал комаром.

(В ответ на вопрос Рамы, Вашишта сказал: «От Брахмы до стебля травы все существа подлежат двумя типам рождения: первое – создание Брахмы и второе – иллюзорное создание. Создание, впервые спонтанно возникающее в разуме Создателя, есть создание Брахмы, и это не «рождение через чрево». То, что возникает потом из-за скрытых тенденций – это иллюзорное рождение, результат субъектно-объектных отношений».)

Комар счастливо жил в траве со своим партнером. Эту траву съел олень. Т.к. комар умер глядя на оленя, он стал оленем. Олень был убит охотником и потому олень стал охотником в следующем воплощении. Когда этот охотник бродил по лесу, ему повезло встретить святого мудреца, пробудившего в нем само-осознание словами: «Почему ты живешь жестокой жизнью охотника? Оставь это грешное занятие и ищи освобождения».

Охотник спросил:

Если это так, О мудрый, скажи мне как можно преодолеть скорби без того, чтобы заниматься «жесткими» или «мягкими» практиками.

Мудрец ответил:

Оставь сейчас же лук и стрелы. Оставайся здесь и живи молча свободным от печалей.

Вашишта продолжил:

Охотник без колебаний сделал это. В следущие дни он погрузился в мудрость писаний, также как цветок входит в тело человека в виде благоухания. Однажды он спросил мудреца: «Почему, О мудрый, этот сон, случающийся внутри, кажется происходящим снаружи?»



Мудрец ответил:

Давным давно этот вопрос возник и у меня. Чтобы найти ответ на этот вопрос, я практиковал концентрацию. Я сидел в позе лотоса и оставался чистым сознанием. Я собирал все лучи разума, рассеянные на тысяче вещей и фокусировал их на своем собственном сердце. Вместе с дыханием я «выдыхал» разум наружу. Это дыхание вошло в живое существо, появившееся передо мной. Это существо «вдохнуло» это дыхание прямо в свое сердце.

Потом я вошел в самое сердце этого существа. Связанный своим собственным интеллектом, я следовал ему в это существо. Я увидел, что внутри этого существа есть бесчетные каналы, которые как бы были снаружи. Также в нем были разные органы – как дом, полный мебели. Внутри было тепло, прохладный ветерок, приходящий снаружи, овевал это тело и позволял ему жить и сознавать. Каналы переносили эссенцию пищи. Внутри было темно, как в аду, и движение жизненных сил по каналам отражало физические затруднения в случае затрудненного течения жизненных сил.

Я вошел в сердце этого существа. В сердце я обрел принцип света. В нем отражены все три мира. Это и есть свет всех трех миров. Это сама сущность всех вещей. Индивидуальное сознание – в нем. Индивидуальное сознание пронизывает все тело, но внутренний свет – его особенное место. Оно защищено со всех сторон жизненной силой. Я вошел в него, как вода пропитывает горшок из глины. Оставаясь там, я видел всю вселенную, как если бы я ее видел в своем собственном сердце.

Мудрец продолжил:

В этом мире сновидения тоже было солнце, были горы и океаны, боги, демоны и люди, были города и леса, и время, и направления. Это видение во сне казалось постоянным, как будто оно возникло уже после окончания сна. Я спросил себя: «Как так получилось, что я вижу этот сон, хотя я и не сплю?» После долгих размышлений я понял: «Воистину это – божественная форма истины о сознании. В чем бы это сознание не проявило себя, это известно как мир». Где бы это семя сознания ни увидело свою собственную форму, оно там и тогда как бы видит мир, не оставляя своей собственной сущности как бесконечного сознания.



Я тогда понял, что этот мир, о котором говорят, что он есть сон, - это восприятие этого бесконечного сознания. Проявление (свет) этого сознания называется миромЮ существующим в пробужденном состоянии, а также миром, существующим во сне. Это одно и то же сознание, в нем нет разделения. Сон есть сон с точки зрения пробуждения, но сон есть пробужденное состояние с точки зрения самого сна. Сон не отличается от пробужденного состояния, это состояние само двояко.

Индивидуальность есть ни что иное, как сознание. Даже если сотня тел пропадет, сознание не пропадает. Сознание подобно пространству, но оно существует как если бы оно было телом. Бесконечное кажется разделенным на бесчисленные объекты, с формой или без формы. Это происходит потому, что бесчетные частицы ощущения сияют в бесконечном сознании. Когда индивидуальное сознание отказывается от ощущений внешнего мира для ощущений в сердце мира внутреннего, тогда появляется сон. Индивидуальное сознание само становится пространством, землей, ветром, горами и океанами, внутри ли это или снаружи. Когда понимается эта истина, человек освобождается от скрытых тенденций и ограничений, наложенных разумом.

Я тогда спросил себя: «Что такое сон?», и начал исследовать сон. Когда кто-то думает: «Что мне за дело до предметов мира? Дай-ка я отдохну немного», - тогда и возникает сон. Как в одном и том же теле есть чувствующие и не чувствующие (как ногти и волосы) части, так и для сна характерны чувственность и бесчувственность. Когда в разуме преобладает желание отдохнуть, возникает сон. Это может случиться даже в состоянии бодрствования.

Тогда я начал исследовать четвертое состояние (турия). Когда ты достиг этого состояния, внешний мир прекращается из-за окончательного просветления. Потом мир существует как есть, ничто не прекращается. Из-за состояния турии могут существовать состояние бодрствования, сновидения и глубокого сна в том состоянии, в каком они есть. Понимание, что «мир не был создан потому как для его возникновения нет никакой причины» и что «это бесконечное сознание сияет как этот мир», - это и есть четвертое состояние.

Мудрец продолжил:

Тогда я пожелал стать единым с сознанием этого существа. Когда я покинул сердце этого существа чтобы войти в его сознание, пробудились мои собственные чувства. Однако я их сдержал и вошел в сознание. Я воспринимал два мира одновременно. Все казалось двойным. Однако из-за сходства двух воспринимающих интеллектов, эта двойственность была сходной и хорошо смешивалась, как вода и молоко.

Во мгновение ока с помощью сознания я слился с сознанием этого другого существа. Сразу же «два мира» слились в один. Я не потерял свою собственную мудрость, но мои мыслеформы сильно ослабли и перемешались с мыслеформами другого существа. Поэтому я начал воспринимать мир также, как и он.

Через некоторое время он решил заснуть. Он собрал лучи своего разума. Как черепаха втягивает свои конечности под панцирь, его чувства втянулись в его сердце вместе со своими функциями. Его органы чувств стали как бы неживыми или как если бы они были нарисованными образами. Я был внутри него и проследил направление его разума и вошел в его сердце. На мгновение я наслаждался счастьем сна, оставив ощущения внешних объектов и войдя в его сердце. Все его внутренние каналы были плотными и забитыми из-за усталости, и из-за съеденного и выпитого, его дыхание медленно шло через ноздри. Жизненная сила оборачивается на свой собственный исток в сердце и освобождает разум от материальности (или лишает разум его важности), потому что изначально это и есть его собственный объект. Сознание есть свой собственный объект теперь и нет других внешних активностей. Поэтому, оно само светит себе в себе.

Рама спросил:

Разум может думать только благодаря жизненной силе, и сам по себе не существует. Что тогда он из себя представляет сам по себе?

Вашишта ответил:

Хотя тело ощущается реальным, оно на самом деле не существует. Разум реален не более, чем гора, видимая во сне. Т.к. никакой «объект» никогда не был создан из-за отсутствия причины, разум не существует. Все это есть Брахман, и т.к. Брахман есть все, этот мир существует таким, какой он есть. Даже тело, разум и т.д. есть только Брахман – но как это видят знающие истину, описать невозможно.

Единое неделимое бесконечное сознание воспринимает себя как свой собственный объект, и это и называется разумом. Когда в нем возникает понятие движения, это понятие проявляется как дыхание или жизненная сила. От жизненной силы возникают ощущения через органы чувств, и так возникает мир.

Вашишта продолжил:

Разум есть создатель мира со всем реальным, нереальным и смеси того и другого. Дыхание (жизненная сила) было «создано» разумом вместе с идеей, что «прана есть мое движение и я не должен быть без праны или жизненной силы. Потому это будет моей целью. Если я каким-то образом потерял свое дыхание, я его должен тут же возобновить». В мгновение, когда эта жизненная сила сливается с разумом, она видит иллюзорный мир. Из-за твердого убеждения, что «я никогда не должен быть без жизненной силы (дыхания) и тела», они не обретают свою истинную природу чистого сознания.

Разум ощущает страдания, т.к. он колеблется от одной крайности к другой из-за своих сомнений. Это страдание не может прекратиться без возникновения само-осознания. Ничто кроме само-осознания не может убрать неверное понятие «я есть это». Само-осознание не возникает без исследования методов освобождения. Потому всеми путями следует исследовать и следовать методам освобождения.

Разум постоянно придерживается понятия, что «жизненная сила есть мое собственная жизнь», и потому разум остается в пране. Когда тело хорошо себя чувствует, разум хорошо работает, но когда тело не находится в хорошем состоянии, разум не видит ничего, кроме физического недуга. Когда дыхание (жизненная сила) занято своим собственным движением, тогда оно поглощено своим движением и не может заниматься само-осознанием.

Так, отношения между разумом и дыханием подобны отношению между пассажиром и машиной. Такое понятие поддерживалось бесконечным сознанием с самого начала и потому существует и сейчас. Непросветленные не могут превзойти этого. Глупый человек продолжает поддерживать непоколебимые понятия о времени, пространстве, материи, разуме, дыхании и теле. Когда разум и жизненная сила действуют гармонично, человек занимается разными делами. Когда что-то нарушается, гармония прекращается. Когда оба отдыхают, наступает сон. Когда каналы энергии заполняются пищей и т.д., и возникает инерция, движение жизненной силы становится медленным и человек засыпает. Даже если каналы не засорены пищей и т.д., но есть слабость или усталость, жизненная сила не может двигаться нормально, и опять наступает сон. Когда каналы сами становятся мягкими и слабыми по разным причинам, тогда они наполняются разнообразными нечистотами, и тогда жизненная сила занимается какими-то необычными действиями, и тоже возникает сон.

Мудрец сказал:

Когда наступила темнота, это существо впало в глубокий сон. Я тоже наслаждался этим глубоким сном. Потом, когда съеденная пища переварилась и каналы в теле прочистились, жизненная сила начала двигаться свободнее и сон ослаб.

Мудрец продолжил:

Когда сон ослаб, я увидел мир с его солнцем и т.д. который возник в сердце. Я все это видел там. Но этот мир был поглощаем наводнением космического разрушения. Я увидел самого себя с невестой в доме. Наводнение уносило нас вместе с домом. Скоро дом развалился на куски, и я прыгнул в воду. Я оставил свою семью и друзей, борясь за свою собственную жизнь. Иногда я уходил под воду и иногда всплывал. Однажды я смог зацепиться за какой-то камень, но огромная волна снова смыла меня в воду. Я всячески страдал.

В это время, потеряв всяческую надежду, хотя и находясь в сознании – я вспомнил ощущения прошлой жизни в состоянии самадхи. Тогда я был аскетом. Я вошел в другое существо, желая увидеть состояние сна. Я знал, что я воспринимал иллюзию. В то же самое время, я также воспринимал и ощущение настоящего – хотя меня уносило наводнение, я ощущал радость.

Наблюдая наводнение и вызванное им разрушение, я подумал следущее: «Что не может судьба? Даже глазастые боги погибают в этом наводнении». В этом наводнении все закружилось – и боги, и демоны. Огромные волны поднимались прямо к трону создателя Брахмы. Эти волны выглядели огромными как слоны, мощными как львы и покрывали небо, как облака. Даже защитники этой земли вместе со своими дворцами падали в эти воды и тонули. Боги и демоны плавали друг с другом. Из-за падающих зданий и плавающих дворцов, воды наводнения казались плотными стенами. Даже солнце сдалось перед таким наводнением и начало падать в преисподнюю. Только знающие истину (мудрецы, достигшие само-осознания) не испытывали грусти – они видели, как их тела уносятся потоками, но не отождествлялись с ними – «я есть тело». Беззащитные женщины тонули. В этих водах космического разрушения , когда все пожираются смертью – может ли кто-то кому-то помочь? Где боги?

Охотник спросил:

Возникают ли такие галлюцинации у мудрецов, подобных тебе? Не прекращает ли это медитация?

Мудрец ответил:

Все кончается в конце цикла творения. Некоторые вещи прекращаются постепенно, некоторые – резко. Опять же, что должно случиться, обязательно случится. Более того, времена несчастий негативно влияют на силу, интеллект и жизненность - даже в случае мудрых. Ну и последнее, все, что я тебе описал – это был сон. Во сне все возможно.

Но тем не менее, это важно и я тебе это рассказал. А теперь расскажу истину.

Когда я таким образом лицезрел это огромное наводнение космического разрушения, я оказался на вершине горы. В следущее мгновение вся сцена изменилась. Я даже не знаю, как пропали все воды. Вся земля была покрыта грязью, в которой находились застрявшие по горло боги и животные. Я устал и заснул.

Уже в своем собственном сердце, у меня все-таки оставались психологические ограничения от прежнего опыта. После этого состояния как бы двойного сознания, когда я проснулся, я видел горную вершину в сердце того другого существа. На второй день я увидел там восход солнца. После этого возникли все остальные объекты того мира.

Я пытался забыть все и действовать в том мире как обычно. Я сказал себе: «Мне шестнадцать лет, это мои родители и т.д.» Потом я увидел деревню и в ней – жилище отшельника. Я начал там жить, и он стал для меня реальным, и память прошлого опыта начала стираться. Я считал, что тело – моя единственная надежда. Я не обладал мудростью. Скрытые тенденции или умственные ограничения были самой природой моего существа и я старался стать богатым. Я соблюдал все общественные и религиозные порядки. Я знал, что надо и что не надо делать.

Однажды ко мне в гости пришел мудрец. Я его развлекал, а вечером он рассказал мне историю. Он описал в деталях бесконечную вселенную и заключил рассказ словами, что все это было бесконечное сознание. Мой собственный разум пробудился. Я сразу вспомнил все прошлое, как я вошел в тело другого и т.д. Я подумал, что этот другой человек был космической персоной и попытался выйти из него. Я вошел в дыхание того человека. Став с ним единым, я вышел наружу. Там я сразу же увидел перед собой мое собственное тело в позе лотоса, в жилище отшельника, окруженное учениками. По их словам, прошел только час с того времени, как я вошел в самадхи. Человек, в сердце которого я вошел, оказался другим путешественником, который спал. Я никому обо всем этом не рассказал, но быстро вновь вошел в сердце путешественника. В его сердце завершилось космическое разрушение. Деревня, в которой я жил со своими родственниками, пропала. Все горело пламенем разрушения. Я стал единым с ветром и исследовал его.

Мудрец продолжил:

Хоть я был и окружен со всех сторон этим ужасным огнем, я не был несчастлив. Если во сне знаешь, что ты спишь и видишь сон, ты свободен даже среди огня. Пока я исследовал природу огня, не поджариваясь т.к. я знал, что это все только сон, возникла чудовищная волна жара. Все закружилось и загорелось. Это было как будто танец разрушения.

Я задумался – в конце концов, это только сон, который я вижу пока нахожусь в чужом сердце. Почему бы мне не выбраться, вместо того, чтобы смотреть на это разрушение?

Охотник спросил:

Ты вошел в сердце того человека чтобы узнать, что такое сон. Почему ты решил выбраться? Ты узнал истину?

Мудрец ответил:

Изначально, это творение не имеет причины для своего возникновения. Поэтому ни слово «создание» и ни сам объект «создания» нереальны. Они не существуют. Но непонимание этого или нереальность – всего лишь понятия, возникающие в сознании или реальности. Я могу сказать тебе истину только с точки зрения того, в ком глупость и непонимание более не существуют, что истинно с точки зрения глупца я не знаю. Истина же такова – все это есть чистое сознание, которым пропитано все.

Где тело, где сердце, что есть сон, где вода и где наводнение, где пробуждение и где окончание пробуждения, где рождение и где смерть? Есть только чистое сознание. В присутствии этого сознания даже мельчайшая частица пространства кажется бесконечным космосом. Спонтанно это сознание «думает» мгновение и возникает понятие мира, хотя это все то же чистое пространство. Как во сне, сознание принимает разнообразные формы, хотя на самом деле нет ни городов и ничего – мир сна это только сознание. Для нас нет внешних форм, ничего реального или нереального, нет пространства – есть только бесформенное, безначальное и бесконечное, недвойственное бесконечное сознание. Сон возникает безо всякой причины и им является только чистое сознание воспринимающего (без независимого объекта). Здесь тоже нет причины и потому нет ни субъекта и ни объекта – все сущее есть чистое сознание, чистое ощущение, недвойственное и выходящее за рамки описаний.

Время – это одновременно и существование, и разрушение, семя является тем, что вырастает из него – до самых цветов и плодов. Также Брахман является всем вокруг. Также как во время сна сон имеет качества бодрствования, также состояние бодрствования по природе своей – только сон. Когда вся разумная деятельность прекращается, ты есть то, что ты есть.

Охотник спросил:

На кого влияет прошлая карма, а на кого нет, О мудрый?

Мудрец ответил:

Те, кто воплощаются в самом начале создания – такие как создатель Брахма, - не имеют рождения и не имеют кармы. Для них нет понятия двойственности, нет самсары и нет понятий – их сознание чисто. В начале создания никто не имеет никакой кармы, ведь до того существовал только бесконечный и абсолютный Брахман. Вначале создания Брахман проявил себя как создание. Также как создатель и другие боги проявились вначале создания, также проявились и бесконечные индивидуальные сознания. Но те, кто считал себя отличным от Брахмана, ничего не понимали и воспринимали двойственность мира. В их случае рождение и карма появились сами по себе, потому как они опирались на нереальность. Но те, кто не считали себя отличным от Брахмана (такие как Брахма, Вишну, Шива и т.д.), не находились под влиянием кармы.

Бесконечное сознание абсолютно чисто. Брахман находится сам в себе. Однако, в нем возникает небольшое понятие индивидуального сознания. Как только появляется такое понятие, появляется и непонимание – и это рассматривается сознанием как собственно создание. По собственному желанию, сознание пробуждает себя к осознанию своей собственной истинной природы и понимает что это есть, и всегда было, Брахманом.

Вода сама принимает на себя форму воронки – Брахман принимает на себя форму создания. Это создание является проявленным Брахманом, это не сон и не реальность пробужденного состояния. В этом случает, где карма, у кого и какого типа? Воистину, нет никакой кармы, нет непонимания, нет создания – все эти понятия возникают только из-за собственных ощущений.

Только Брахман сияет как создание, индивидуальные я, карма, рождение и другие такие понятия. Потому как это есть Бог, он ощущает эти понятия как если бы они были истины. В самом начале создания, индивидуальное сознание не подвержено никакой карме, после этого, однако, оно начинает подчиняться карме из-за понятий, которые само имеет. Каково тело и персональность воронки на воде, и какова ее карма? Это только вода, и точно также все вокруг – это только Брахман.

Люди, увиденные во сне, не имеют прошлых карм. Точно также индивидуальные сознания, возникшие вначале создания, не имеют кармы, потому что они – чистое сознание. Только когда серьезно убеждаешься в восприятии внешнего мира как реальности, возникает понятие кармы. Тогда индивидуальные сознания связываются своей кармой. Если понять, что это создание само является несозданным и что существует только Брахман, где тогда карма, чья карма и для кого? Карма существует только в непонимании: в момент понимания, карма перестает связывать.

Мудрец продолжил:

В сравнении с мудростью мудреца, познавшего себя, даже статус короля всех богов сравним с ненужной соломой. Когда возникает само-осознание, иллюзорное пониятие существования мира пропадает и возникает понимание Брахмана как единственной истины, также как когда свет прогоняет тьму, гирлянда, которую принимали в темноте за змею, начинает сиять как гирлянда.

Люди, увиденные во сне, не имеют родителей – мир сна не имеет причин. Люди во сне не имеют предыдущей кармы, которая бы вызвала их настоящее рождение. Даже реально существующие люди во сне не имеют кармы. Как индивидуальное сознание воспринимает и переживает сны, также оно воображает и реально переживает предыдущее существование и карму, в соответствии со своими собственными умственными склонностями.

В начале создания и в конце существования тела, индивидуальное сознание проживает в состоянии дремы. Что бы оно ни ощущало, кажется существующим – и это одновременно и реально и нереально. Во сне можно воспринимать «другие» объекты, хотя ничего такого на самом деле не существует. Точно также , восприятие других объектов возможно в состоянии бодрствования, хотя они тоже нереальны. «Сновидение» и «бодрствование» - два слова, обозначающие движение в сознании, которые приводят к восприятию. Это восприятие или ощущение, возникающее вначале создания и в конце жизни тела, продолжает существовать пока не кончится (или пока не достигнуто просветление), и это называется Творением.

Нет разницы между сознанием и восприятием объектов, видимых в состоянии бодрствования или во сне, точно также нет разницы между ветром и движением. Брахман кажется возникающим или рождающимся, пропадающим или умирающим, или воспринимающим объекты – но все это только чистое сознание, которое не претерпевает никаких изменений и всегда находится в мире и чистоте. Чтобы это бесконечное сознание ни восприняло в себе самом, это становится и причиной и следствием. Это создание находится в сердце этого бесконечного сознания, также как сон находится в твоем сердце, одновременно и как причина, и как следствие.

То, что появилось с самого начала, продолжает быть как естественный порядок, время, пространство и т.д. Какие бы характеристики ни приняло на себя создание, они с тех пор продолжают существовать. Сначала в сознании возникает понятие, или чувство, или концепция и затем следует то, что называется созданием или творением – все это удивительная работа сознания. Неизмеримое пространство неба кажется голубым, бесконечное сознание кажется существующим как это творение.

Охотник спросил:

После того, как это тело оставлено, как существо получает другое тело для восприятия боли и удовольствий – что здесь является главным фактором, а что второстепенными?

Мудрец ответил:

Добродетели и проступки, скрытые тенденции или умственные ограничения, активное я и индивидуальное сознание, все эти слова - синонимы, понятия без подлежащей реальности. Сознание поддерживает эти понятия в пространстве или измерении сознания. Сознание ощущает понятие тела, потому что оно является чистым сознанием, совершенно независимым от тела. Хотя понятие тела нереально, оно ощущается как реальное, как ощущения во сне кажутся реальными. Для умершего человека, «другой мир» сияет как понятие в его собственном сознании. Т.к. он видит его некоторое время, оно воспринимается как реальное.

Когда ощущение поддерживается некоторое время и укореняется, оно принимает на себя качество реальности. Сознание видит сон в своем пространстве, оно вспоминает этот сон снова и снова и поэтому возникает новое рождение и новый мир. Потом оно верит, что этот мир и рождение реальны и начинает действовать в этом мире как индивидуальное сознание.

Подобным же образом, существуют миллионы миллионов миров; когда их истина понимается, они все воспринимаются как чистое сознание или Брахман; если их истина не воспринимается, они кажутся сотворенными мирами. Воистину, они – ничто и никому не принадлежат. Они никогда не были созданы. Каждое индивидуальное сознание ощущает каждый из этих миров как «это мир». Эти взаимоотношения придают реальность этой иллюзии – когда их истина понимается, они воспринимаются как несозданная реальность. То, что реально для мудреца – непроходимая иллюзия для непонимающего. То, что нереально для мудреца, является самой очевидной истиной для заблуждающегося.

Чтобы ни ощущало бесконечное сознание, оно кажется существующим, тогда и там – поэтому эти ощущения вполне реальны в отношении того, кто их ощущает. Но т.к. тот кто ощущает и то, что он ощущает, являются чистым осознанием, не остается ничего, о чем можно было бы сказать, что это «другое» или «двойственность». В бесконечном сознании, когда возникает понятие «это есть то-то и то-то», оно сияет как «это есть то-то», - но когда оно видится как «это есть то-то», тогда конечно же оно становится нереальным! Если это ощущение сознания, тогда оно не отличается от самого сознания; только в несуществующем состоянии глупости ощущение ощущается независимо. Так само-осознание не имеет объекта, который можно было бы узнать. Когда знание известно, тогда сознание знает самого себя.

Мудрец продолжил:

Как бы аккуратно мы ни смотрели и исследовали, мы не увидим ничего отличного от реальности. Что видят глупцы, мы не знаем. В просветленном видении мудрецов все это – чистое, неделимое сознание, оно само проявляется в глазах глупца, как бесконечное число отдельных объектов, сознательных и нет. Одно чистое сознание проявляется как разнообразные объекты сна во сне. Все эти миллионы объектов, которые появляются во сне, сливаются в одно в состоянии глубокого сна. Также, когда этот мир сна появляется в бесконечном сознании, это называется созданием или творением, потом оно само входит в состояние, похожее на глубокий сон, и это называется космическим разрушением. Легко и просто.

Одно неделимое сознание становится и разными объектами и разными существами, оно само становится пустотой и материей – как во сне. Все это разнообразие – только в ощущении. Оно чисто. Оно отражается так, как было задумано. Его нельзя удалить. Это сознание становится огнем и т.д. вначале создания, с целью создания этого мира-во-сне. Это чистое ощущение, ставшее землей и т.д., хотя воистину это ничто иное, как пространство или пустота, которое сияет как созданный мир. Это восприятие и ощущение кажется невозможно преодолеть временами, а временами кажется что можно, на самом длее его невозможно закончить, потому как чистое ощущение остается даже после того, как все остальное было оставлено. Это как передвижение с востока на запад – сейчас ты знаешь восток, а сейчас знаешь запад, но само ощущение знания остается тем же самым. О чем бы ты ни думал достаточно долго и сосредоточенно, ты это и ощутишь – оставайся в мире и ты ощутишь спокойствие. Ты идешь с востока на запад и знаешь их, а другой не идет, остается на месте, но тоже знает. Бесконечное сознание, будучи неподвижным, остается одним и тем же, вне зависимости от того, ощущают ли его и думают ли о нем. Оба ощущения возникают и оба пропадают. Когда возникает желание, что «я должен идти с юга на север», юг и север возникают в неподвижном сознании, но когда такое желание не возникает, направления «юг» и «север» не существуют. Когда сознание думает «пусть я стану городом в небе» или «пусть я стану зверем на земле», и то и другое случаются, когда эти понятия отсутствуют, и то, и другое не случается. Для других мир – это что-то еще.


7394231691329423.html
7394297647181321.html
    PR.RU™